Объяснения маленькой девочке делались неоднократно, но не имели эффекта

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Лесли Камерон-Бэндлер, Дэвид Гордон, Майкл Лебо Часть 135

 


 

примере, у Лиз, нашей коллеги, были проблемы с ее двух с половиной годовалой дочерью, которая щипала, кусала и била своего десятимесячного брата. Объяснения маленькой девочке делались неоднократно, но не имели эффекта. Однажды утром Лиз сидела около обоих детей, когда она увидела, как малышка наклоняется и кусает своего брата. Еще до того, как мальчик ощутил укус, чтобы начать плакать, Лиз наклонилась и укусила дочь. Сперва девочка удивилась, затем присоединилась к брату в хорошем реве. Эффектом того, что сделала Лиз, было обеспечение ее дочери ощущением, и почти одновременным с ощущением своего укушенного брата. Результатом было то, что сестра прекратила свое неразборчивое причинение брату боли.
Теперь вы можете согласиться или не согласиться с некоторыми или со всеми уроками, которые были преподаны, или способами, которыми родители добивались результатов в каждом из трех вышеописанных примеров. Чему учить и как учить детей является личным делом, которое определяете вы или ваш/а супруг/а. Однако, примечательным в каждом из этих примеров является то, что в каждом случае родитель реагировал путем обеспечения ребенка обучающим опытом, который даст ему или ей возможность научиться скорее тому, что ДЕЛАТЬ, чем просто наказывать их за то, чего они НЕ должны были делать. Укус Лиз своей дочери не был сделан по злобе или для возмездия. Напротив, он был приурочен к тому, чтобы произойти почти одновременно с укусом девочки своего брата, обеспечивая ее немедленным представлением, или обратной связью от ее действий с точки зрения мальчика - нечто такое, что она не была в состоянии осознать до этого. В данном случае, жизненно важным было согласование по времени. Если бы Лиз промедлила до тех пор, пока малыш уже отреагировал бы, разразившись слезами, могла бы возрасти вероятность того, что ее дочь стала бы ассоциировать укус как НАКАЗАНИЕ за то, что она каким-то образом создала очевидное раздражение своего брата.
Выше мы упомянули, что вмешательство Лиз было сделано без злобы, что также справедливо для двух других приведенных примеров. С этой точки зрения, мы должны упомянуть, что формы, какие зачастую принимает наказание (или, по крайней мере, включает), является своего рода атакой на личность и самоценность ребенка. Сердитая характеристика от Люсиль, какую получает Вивиан, как не стоящая доверия и вредительница, была примером такого рода идентификации самоценности через поведение. Огромная дистанция между тем, чтобы сказать ребенку, что она совершила ошибку, или даже, что она сделала нечто плохое, и тем, чтобы сказать ей, что ей НЕЛЬЗЯ доверять, или что ОНА плохая. Предыдущий подход признает, что ей надо кое-чему научиться и, возможно, даже изменить что-то в себе, но оставляет ее самооценку и целостность неповрежденными. С другой стороны, последующий подход превращает ее упущения или невежество в предмет комментариев и показа ее, как пропащую и неадекватную личность.
Различие между двумя формами общения может поразить вас из-за несущественности, но их отличительные последствия могут быть глубокими. В качестве примера, потратьте минуту для припоминания из ваших прошлых ощущений по воспитанию детей какого-то инцидента, в котором вы отреагировали на своего ребенка так, чтобы вы устыдились или пожалели об этом. Возможно, вы шлепали или кричали на вашего ребенка, когда он явно не заслужил такого сурового обращения. Или, возможно, вы обращались с ним так,

 

Назад                         Вперед