Иными словами, это больше предмет не того, быть хорошим или плохим мальчиком, или

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Лесли Камерон-Бэндлер, Дэвид Гордон, Майкл Лебо Часть 137

 


 

ситуацию в приемлемый мир поведения, и выводит из сферы внутренне присущей слабости или недостатков. Иными словами, это больше предмет не того, быть хорошим или плохим мальчиком, или заслуживающей или не заслуживающей доверия девочкой, а определения того, какого рода ощущения, возможно, приведут этого ребенка к овладению приемлемым общественным, личным, академическим и физическим навыкам.
НАСЛАЖДЕНИЕ СВОИМ РЕБЕНКОМ
Как мы отметили в самом начале этой главы, изменение и рост являются двумя наиболее определяющими характеристиками детей. Между защитой их от опасности, воспитанием их постоянно развивающихся эмоций, тел и интеллекта, и обеспечением их, по-видимому, постоянной потребности в еде, одежде, книжках-раскрасках и школьной форме, держаться наравне с этими изменениями очень похоже для их родителей на работу с полной занятостью. А награда за наши двадцатиоднолетние (как минимум) усилия ? Ну, их много. Хотя некоторые родители относятся к воспитанию детей, как к чистой характеристике долга, для других является удовлетворением видеть своих детей в безопасности в поисках своей независимой жизни. Для других дети обеспечивают их жизнь чувством значимости, или ощущением бессмертия. Для многих родителей то, как дети определяют себя в школе, на свиданиях, в женитьбе, на работе, прямо отражается на родительских чувствах законченности и самоценности. К сожалению, большинство видов наград за воспитание детей, которые мы только что перечислили, приходят, и ими наслаждаются, только по прошествии долгого пути и времени (экзамены, женитьба, первая работа, совершеннолетие, и так далее). Пит Сигер, певец народных песен, имеет другую точку зрения, говоря, что родители "делают это за наивысшую плату -- поцелуй!" Добродетель в делании этого за поцелуи является чем-то таким, чем вы можете наслаждаться ежедневно в течение этого двадцати одного года (и больше).
"Смотри, папа! Я написала свое имя!" Сьюзен гордо протянула клочок бумаги. Мел, ее отец, был воодушевлен тем, чтобы научить Сьюзен писать. Он ожидал, что она теперь продвинется вперед дальше, чем казалось, поэтому в предвкушении великих событий он взял из рук пятилетней дочери листок и проверил, что она написала: ЗУЗАН. Мел ничего не мог с собой поделать -- он был разочарован. "Когда ты научишься правильно писать буквы ?" поинтересовался он. Он вернул Сьюзен листок и отошел.
Мел ХОТЕЛ насладиться триумфом дочери. Однако, вместо реагирования на прогресс, которого она добилась, он отреагировал на прогресс, какого бы он хотел, чтобы она добилась. То есть, сравнения, которые он делает, находятся между ее нынешними способностями к письму и его представлениями о том, какими ее нынешние способности к письму могли бы быть, и будут. Значит, оценки, какие он делает, касаются настоящего, но они сделаны в отношении будущих возможностей/вероятностей, которым Сьюзен пока не отвечает. Он прикладывает эти будущие возможности к настоящему, и не может быть иным, кроме как разочарованным. Результат его ожиданий, что будущее окажется в настоящем, является для Сьюзен обесценением ее достижения, а для Мела -- упущенной возможностью присоединиться к ней в получении удовольствия от этого достижения.
Как указывалось выше, в дополнение к его оценкам, основанным на будущих возможностях, осуществления которых в настоящем он ожидает, вид реакции Мела обычно вовлекает и оценки, базирующиеся на относительно детализованном уровне конкретности. В этом, например, состоит различие между размышлением о прогрессе в том, чтобы ПРАВИЛЬНО писать буквы или ЛУЧШЕ писать буквы.

 

Назад                         Вперед