На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

ОШО. ПУСТАЯ ЛОДКА Часть 172

 


 

тот, из тела в бестелесное. Это
величайшая трансформация, какая только возможна. И нужно быть
безмолвным, нужно быть почтительным, не нужно колебаться,
дрожать, ибо это произойдет в единое мгновение, и вы можете его
пропустить.
А эти глупые ученики толковали о похоронах и размышляли, как бы
все это повеличественнее обставить! А величественнейшая вещь в
это время проходила, происходила величайшая вещь, но они
размышляли о показном, о представлении. Ум всегда думает о
выставке(exhibition) -- он эксгибиционистичен.

Погиб Мулла Насреддин. Кто-то сообщил об этом его вдове, которая
как раз пила после обеда чай -- она уже выпила полчашки. "Твой
муж погиб, он попал под автобус", -- сообщил ей вошедший. Но
вдова Муллы Насреддина продолжала спокойно потягивать свой чай.
"Ты что! -- воскликнул этот человек. -- Ты что, продолжаешь пить
чай?! Ты слышишь меня? Твой муж мертв -- а ты не сказала ни
единого слова!"
Жена ответила: "Дайте, я сейчас допью чай; а потом -- о, молодой
человек, я подниму такой крик! Сейчас, одну минуту".

Ум -- эксгибиционист. Она завопит, только дайте ей несколько
минут все это обустроить, спланировать это!

Я слышал об актере, у которого скончалась жена. Он выплакал все
глаза, он рыдал, слезы ручьями текли по его щекам.
"Вот уж никогда бы не подумал, -- заметил его друг, -- что ты
так сильно любил свою жену".
Актер взглянул на него и возразил: "Это еще что. Посмотрел бы ты
на меня, когда умерла моя первая жена".

Даже когда вы показываете свою муку, вы оглядываетесь на других
и гадаете, что они об этом думают. К чему думать о
величественных похоронах? Почему величественных? Вы устраиваете
представление и из смерти тоже. Это ли истинное почтение? Или
смерть -- это тоже нечто рыночное, товар?
Наш мастер умер, теперь начнется соперничество, и мы должны
доказать, что у него были величайшие похороны -- ни у одного
мастера никогда не было ничего подобного и ни у одного никогда
ничего подобного не будет. Даже в смерти ваши мысли идут от эго.
Таковы ученики, они "следуют". Но они никогда не следуют
по-настоящему, потому что, если бы они следовали Чжуан Цзы, они
не могли бы поднять вопроса о величественных похоронах. В то
мгновение они были бы скромны, смиренны. Но эго напористо.
Когда вы заявляете, что ваш мастер очень велик, просто взгляните
чуть глубже. Вы утверждаете: "Я очень велик, вот почему я следую
этому великому человеку, я -- великий последователь". Каждый
последователь провозглашает, что его мастер -- самый великий --
но не из-за мастера! Как же вы будете великим последователем,
если ваш мастер не велик? А если кто-нибудь возражает вам,
замечая, что это не так, вы расстраиваетесь, раздражаетесь, вы
начинаете спорить и ругаться. Это вопрос выживания эго.
Повсюду эго всегда настаивает на своем. Оно хитрое и очень
утонченное. Даже в присутствии смерти оно не покидает вас; оно
присутствует даже в смерти. Умирает мастер, а его ученики
рассуждают о похоронах. Они вообще не следовали мастеру --
мастеру, подобному Чжуан Цзы, чье учение все состоит в том,
чтобы быть спонтанным.

Когда Чжуан Цзы был при смерти,
его ученики стали готовить величественные похороны.

Он еще не умер, а они уже начали планировать -- потому что дело
не в Чжуан Цзы, дело в эго учеников. Они должны устроить ему
величественнейшее прощание, и нужно все обставить так, чтобы
любому стало ясно, что ничего подобного никогда еще не
случалось.
Но невозможно обмануть Чжуан Цзы. Даже когда

 

Назад                         Вперед

Нервозность? Усталость? Депрессия? Избавиться легко!

Подробнее