На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

ОШО. ПУСТАЯ ЛОДКА Часть 65

 


 

вопросов. "Как должен
поступать религиозный человек?" -- спросил он.
"Когда появляется "как", религии больше нет, -- ответил Лао Цзы.
-- "Как" -- это не вопрос для религиозного человека. Это "как"
указывает не на то, что ты религиозен, но на то, что ты хочешь
выглядеть религиозным -- вот почему ты спрашиваешь "как".
Спрашивает ли влюбленный, как ему любить? Он любит! И в самом
деле, лишь спустя какое-то время понимаешь, что влюблен. Бывает
и так, что лишь уже когда любовь ушла, человек осознает, что он
любил. Любящий просто любит. Так получается. Это случается, а не
делается".
Что бы Конфуций ни спрашивал, Лао Цзы и на это отвечал так же, и
Конфуция обуяло сильнейшее беспокойство: "Этот человек опасен!"
Когда он возвратился, ученики спросили его: "Ну и как, что за
человек этот Лао Цзы?"
"Не подходите к нему, -- сказал Конфуций. -- Вы, может, и видели
опасных змей, но ничто не идет в сравнение с этим человеком. Вы,
возможно, и слышали о свирепых львах, так они ничто перед ним.
Этот человек похож на дракона, который разгуливает по земле,
может плавать в море, может отправиться на самый край неба -- он
очень опасен. Он не для нас, маленьких людей, мы слишком малы.
Он опасен, безграничен, как бездна. Не подходите к нему, а то у
вас закружится голова и вы можете сорваться в нее. Даже я ощутил
головокружение. И я так и не смог понять, что он говорил, он за
пределами понимания".
Да, если вы попытаетесь понять его формально, то Лао Цзы не
останется ничего другого, как быть за пределами понимания; в
противном же случае он прост. Но для Конфуция он оказался
трудным, почти невозможным для понимания, потому что тот
воспринимает мир через форму, а Лао Цзы не имеет ни формы, ни
формальности. Безымянный, бесформенный, он живет в
бесконечности.

Величайшая вежливость
свободна от всякой формальности.

Лао Цзы сидит, Конфуций ожидает, что тот поднимется... Кто из
них действительно вежлив? Уверенность Конфуция в том, что Лао
Цзы встанет и приветствует и примет его, поскольку Конфуций
старше, -- это всего лишь проявление эгоизма. Теперь эгоизм
принял форму возраста, старшинства.
Но Конфуций не способен был заглянуть в глаза Лао Цзы, а Лао Цзы
был прав. "Мы одного возраста, -- говорил он. -- В
действительности мы -- это одно и тоже. Та же самая жизнь, что
протекает в тебе, протекает и во мне. Ты не превыше меня, я не
превыше тебя. Вопроса о том, кто выше, а кто ниже, просто не
существует, так же как не существует и вопроса о том, кто из нас
старше. Нет такой проблемы, мы едины".
Если бы Конфуций мог взглянуть в глаза Лао Цзы, то он увидел бы,
что глаза те были божественны. Но человек, чьи собственные глаза
заполнены законами, правилами, уставами, формальностями --
практически слеп, он не может видеть.

Безукоризненное поведение не отягощено заботами.

Вы ведете себя хорошо, разумно, потому что на вас лежат
обязанности. Вы поступаете правильно, обдуманно, потому что у
вас масса забот.
Совсем недавно ко мне пришел человек. "Я хотел бы вырваться из
всего этого, -- сказал он, -- я хотел бы стать саньясином, но у
меня семья; дети мои учатся в колледже, и на мне лежит огромная
ответственность за них".
Он обременен. У него есть обязанности, которые надо выполнять,
но любви у него нет. Обязанность -- это забота, бремя; она
мыслится в терминах того, что должно

 

Назад                         Вперед

Невроз? Депрессия? Избавиться легко!

Есть очень эффективный новый способ!

Подробнее