Всякая психическая деятельность, кроме признаков удовольствия и неудовольствия

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Карл Густав Юнг. Работы по психиатрии Часть 53

 


 

расстройство чувств, сопровождающих деятельность. Всякая психическая деятельность, кроме признаков удовольствия и неудовольствия, сопровождается еще чувственным тонусом, качественно определяющим как саму деятельность, так и ее особенности. Что следует под этим понимать, лучше всего объясняют ценные наблюдения Жане над психастениками. Волевые решения и поступки не сопровождаются теми чувствами, которые в норме должны были бы их сопровождать; они сопровождаются чувством "незавершенности"; "субъект чувствует, что действие им не вполне совершено, что ему чего-то недостает". Иногда кажется, что каждое волевое решение содержит в себе "чувство неспособности": подобные лица заранее испытывают тяжелое чувство при мысли о том, что придется действовать; они более всего боятся действия. Все их мечты, как они сами признаются, сводятся к такой жизни, при которой им ничего не нужно было бы делать". Чрезвычайно важной для психологии раннего слабоумия аномалией чувства деятельности является "чувство автоматизма". Один больной выразился о нем следующим образом: "я не могу дать себе отчета в том, что я на самом деле делаю; все делается механически, все происходит бессознательно". "Я лишь машина". Этому родственно чувство нахождения под принуждением. Одна больная следующим образом описывает это чувство: "вот уже четыре месяца, как мне приходят в голову странные мысли; мне кажется, что я принуждена думать и высказывать их; кто-то заставляет меня говорить, мне внушают грубые слова; не моя вина, что мои губы двигаются независимо от моей воли".
Пациент с диагнозом раннего слабоумия мог бы выразиться подобным же образом. Поэтому можно спросить, не имеем ли мы тут дела с таким случаем. При чтении труда Жане я тщательно следил за тем, не окажутся ли среди приводимых им заболеваний случаи раннего слабоумия, что было бы естественно у французского автора. Но я не нашел ничего подозрительного и поэтому не имею оснований предполагать, что у упомянутой выше пациентки была шизофрения. Кроме того, от истериков и, особенно, от сомнамбул, часто можно услышать подобные замечания. Наконец, нечто подобное можно найти и у нормальных людей, находящихся под властью необычайно сильного комплекса (это, в частности, относится к художникам и поэтам). Хорошим примером расстройства чувств, сопровождающих деятельность, является "чувство неполного восприятия". Один больной говорит: "я вижу все предметы точно сквозь вуаль, сквозь туман, сквозь стену, отделяющую меня от действительности". Подобным образом мог бы выразиться и человек нормальный, находясь под непосредственным влиянием тяжелого аффекта. Но подобным образом выражаются и шизофреники, говоря о "своем неуверенном восприятии окружающего". ("Мне кажется, будто вы - доктор"; "говорят, что это была моя мать"; "здесь - точно Бургхольцли, но это не то".) Когда пациент Жане говорит: "мир представляется мне гигантской галлюцинацией", то это вполне можно отнести и к шизофреникам, которые постоянно (особенно во время острого периода) живут, как во сне, и выражаются соответственно этому и в болезни и катамнестически.
"Чувства неполноты" (недостаточности) - sentiments d'incompletude - относятся, в особенности, к аффектам. Одна из пациенток Жане, например, говорит: "мне кажется, что я не увижу больше моих детей; я остаюсь холодна и равнодушна ко всему. Я хотела бы быть в состоянии придти в отчаяние, кричать от горя. Я знаю, что должна была бы быть несчастной, но мне это не удается; я не испытываю ни радости, ни горя; я знаю, что обед должен быть

 

Назад                         Вперед