То, что еж ползет к колодцу - тоже, по-видимому, указывает на влияние представления

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Карл Густав Юнг. Работы по психиатрии Часть 89

 


 

им, существует в рассказах пациентки. То, что еж "ползет" к колодцу - тоже, по-видимому, указывает на влияние представления о змее. Но рот заменяется колодцем. "Рот" как сексуальный символ понятен, если допустить "перемещение снизу наверх"; "колодец" же, напротив, есть не перемещение, а лишь переносное метафорическое обозначение, основанное на известной аналогии, которую и древние уже применяли в статуях у колодцев.
Здесь мы находим те "грубые" сексуальные символы, которых до сих пор еще не встречали, но которые обычно чрезвычайно распространены. С этой точки зрения мы можем без особого труда понять еще некоторые подробности приведенных ассоциаций: предположив, что "Амфи" заменяет мужчину, мы не удивимся тому, что он обладает человеческим разумом. Понятно также, по какой причине это животное оказывается в "опорожнении" (в испражнении). Тут, вероятно, имеется туманная аналогия с кишечными червями, но самая суть заключается в локализации этого символа именно в клоаке (Фрейд), которую другой символ выразил уже как "колодец". Темная фраза "только после ужина, при очень хорошо занятом столе" относится, вероятно, к области сексуального символизма принятия пищи, ибо брачная ночь, как известно, наступает после "очень хорошего ужина". Как старая дева, пациентка может спокойно сказать: "я еще никогда не видела подобного производства". Слова "театр" и "звери всякого рода" вызывают предположение, что тут какую-либо роль играет представление о "зверинце". "Фабрика в С", указывает на это, ибо С. - местечко возле Цюриха, где обычно располагаются зверинцы, карусели и т.п.
4. Мария Тереза. Я принадлежу с 1886 года к синагоге на Loewenstrasse, я еврейка с 1886 г. - владетельница мира - поэтому я являюсь тремя императрицами - значит, я Мария Тереза, как и фон Планта - это окончательность. Во сне я была у стола с омлетами и сушеными сливами - кроме того, была плотина с разговорными трубами - кроме того, там были четыре лошади, с усами над хвостами - они стояли у разговорных труб - это узаконивает уже третий император - я - император Франц в городе Вене - несмотря на это, я женщина - моя Лиза вовремя встала и поет рано утром - это также там - каждая лошадь стояла у разговорной трубы (тут пациентка делает жесты, точно обнимает кого-то в ответ, и на вопрос об этом она объясняет, что однажды ей приснилось, будто какой-то господин обнял ее).
Этот анализ более всех предыдущих постоянно прерывается торможениями (отъятием мыслей) и двигательными стереотипами (объятиями), из чего можно заключить, что он затрагивает особенно сильно вытесненные мысли. Так, например, пациентка некоторое время описывала в воздухе маленькие круги указательным пальцем: "она должна обозначить разговорные трубы". Или же она обеими руками рисовала маленькие полумесяцы: "это усы". Кроме того, телефон часто отпускал насмешливые замечания, к которым мы еще вернемся в свое время.
Именем "Мария Тереза" пациентка, очевидно, снова обозначает особую степень своего величия. Поэтому данная часть анализа нас не интересует. Далее идет странное образование, подобное сновидению, которое заканчивается словами "я император Франц" и т.д. Император Франц был супругом Марии Терезы. Пациентка - Мария Тереза и одновременно император Франц, "несмотря на то, что она женщина". Таким образом, она сливает в своем лице обоюдное отношение этих двух лиц, что при неясности ее выражений, вероятно, должно лишь

 

Назад                         Вперед