Но особенно интересны определения этих безумных образов и относящиеся к ним

На главную страницу сайта "Судьба и здоровье"

 

Карл Густав Юнг. Работы по психиатрии Часть 92

 


 

детей. Но особенно интересны определения этих безумных образов и относящиеся к ним обстоятельства. В связи с пространным перечислением выставленных на базаре вещей (приведенным здесь лишь вкратце) пациентка упоминает, что во сне господин Цуппингер точно кукла-мальчик выпрыгнул из ее рта. Из 3-го пункта анализа этой главы мы знаем, что господин Цуппингер тесно связан со всевозможными сексуальными символами. Тут же мы, вероятно, видим лишь последствия этой безумной связи. Однако это является повторением рассказанной ранее истории. Уже в 1887 г. в истории болезни отмечено, что обожаемый тогда пациенткой второй врач, доктор Д. "вышел из ее рта", то есть "маленький доктор Д., сын императора Барбароссы". Рыжеватая борода доктора Д., очевидно, явилась поводом для образования "Барбароссы". Титул императора, вероятно являющийся символом высокого уважения, переносится, по-видимому, на сменившего доктора Д. тоже почитаемого ею доктора фон Муральта (император фон Муральт, с которым пациентка помолвлена). Вышеприведенное можно без натяжки понять как рождение зачатого ею от доктора Д. сына. Подобным же образом построен и рассказ о происшествии с господином Цуппингером. Способ рождения - появление ребенка изо рта - представляет очевидно "перемещение снизу наверх" и вполне подтверждает высказанное нами при анализе "Амфи" мнение о змее и рте. То, что ребенок назван "господин Цуппингер", иначе говоря, находится в известном соотношении с последним, вполне соответствует высказанному ранее предположению о сексуальном значении господина Цуппингера. Определение ребенка "мальчиком-куклой" объясняется, вероятно, его отношением к "базару", в витринах которого часто бывают выставлены и куклы. Подобно тому, как рот является комплексным заместителем полового органа, так и кукла есть наиболее невинный комплексный заместитель ребенка, как это бывает и в повседневной жизни. "Он не был в мундире", "это цари" и т.д. - эти фразы, как кажется, представляют воспоминание о содержании анализа, изложенного в 5-ом пункте, где критическая атака вооруженных пиками всадников тесно связана ассоциативно с "русскими"; отсюда, вероятно, и переход к "царю". Путем ассоциации по созвучию пациентка снова возвращается к "базару", и последующий ход ее мыслей весьма типичен для неясного мышления при раннем слабоумии: "базары - весьма прибыльный бизнес", "цари получают доход от этих базаров", причем ассоциации по созвучию - царь - базар - очевидно, являются для пациентки осмысленной связью; она говорит: "сыновья высших лиц в России одеваются как цари, отсюда слово базар". Это образование снова является контаминацией; пациентка "устанавливает", что и базары, как и другие прибыльные предприятия, представляют собой ее имущество. Она - царица, она же является и олицетворением всех других выдающихся личностей; особым определителем этого качества служат, возможно, всадники, вооруженные пиками. Оба хода мысли сливаются посредством ассоциации по созвучию, и таким образом цари становятся владельцами базаров. Так как последствием "военной атаки всадников, вооруженных пиками" явился сын, то он становится царем и поэтому получает во владение базар.
Отчетливая склонность сновидений к формированию аналогичных образований приводит, как и при других сексуальных символах, ко второму безумному рождению: изо рта появляется еще и маленькая девочка; она одета в "коричневое платьице и черный передничек" - так же, как обычно одета пациентка. Эта одежда уже давно ее не удовлетворяет; она часто требует другое платье и в своих сновидениях давно уже "установила" богатый и разнообразный гардероб. К этому относится фраза: "сшитая будто из лоскутков".

 

Назад                         Вперед